• Uni-shop.lv
    • Judo club
    • Mājas lapu izstrāde, mājas lapu izveide
У памятника советским воинам-освободителям Риги и Латвии от фашистов на 9 мая - всегда море цветов.У памятника советским воинам-освободителям Риги и Латвии от фашистов на 9 мая - всегда море цветов. Фото: К.Маркарян

Мама сказала: Хорошо, что ты уехал...

Сегодня - 70 лет со дня освобождения Риги от немецко-фашистских захватчиков. Прошедшая война прошла буквально по каждой семье и до сих пор отзывается в наших судьбах. Живой пример - это пронзительное письмо моего коллеги и давнего приятеля по латвийской "молодежке" Анатолия Аграфенина, живущего сейчас в Питере...

"Так неожиданно был найден ответ на вопрос, который мучил меня много лет. На самом деле я не хотел уезжать, но в Ленинграде была работа и уже собственная семья. А в Риге только туманные перспективы.

Потом я несколько лет "бодался" с консульством, которое не давало мне визу. Генконсул, бывшая учительница, мне лично сказала: "Такие люди, как вы, нежелательны для визита в нашу страну".
Похоже, она эту фразу говорила не мне одному и получала от этого удовольствие.

Мама ждала моих звонков - два раза в неделю. Мы коротко общались до следующего разговора. Пока был жив папа, мое отсутствие было незаметно.

Слава Богу, ситуация изменилась, и в Ригу стало проще ездить. Потом умер папа, как это часто бывает, - неожиданно. Он так и не получил гражданства, как и мама. Я хотел ее перевезти в Петербург. Она категорически была против. До слез! В этой чужой, ставшей родной земле, были папа и мой старший брат.

Тогда она и сказала эту тяжелую фразу: "Не думай, дети уезжают. И я уехала. И хорошо, что ты уехал. Ты бы тут не смог..."

Мамы не стало восемь лет назад. Тоже была осень. Я был у нее. Она помахала мне в окно. А когда поезд приехал в Петербург, мне позвонила соседка...

Сегодня рижские друзья напомнили: 70 лет назад Ригу освободили от гитлеровцев. Ясное дело, наши. Мама была бухгалтером во Втором Прибалтийском. В Риге и осталась... Она бы вернулась, но ее деревню под Демянском сожгли немцы. Она бы вернулась, но не к кому было, потому что никого не было.

И она осталась в Риге, где встретила папу. Потом родился мой брат. Как многие послевоенные дети, слабый, с больным сердцем. Потом словно ему на замену - я...

А дальше я помню..."

Ваш комментарий к статье: