• Uni-shop.lv
    • Judo club
    • Mājas lapu izstrāde, mājas lapu izveide
Церковь в селе Байкальское.Церковь в селе Байкальское. Фото: Игорь Мейден

Сибирская деревня живет и манит европейцев переселяться к себе

Жизнь в деревне, что стоит посреди тайги вдали от населенных мест, где и дорог толком нет, для основной массы европейцев - такая же «терра инкогнита», как, например, джунгли Амазонки. Однако есть немало и таких, кто постепенно открывает для себя этот суровый сибирский край: кто-то бежит от цивилизации, другие - через туркомпании познают «экстремальную экзотику», например, на севере Байкала, где побывал и корреспондент Infotop.

Игорь Мейден, текст и фото

Мир деревни «в таежной глуши» для многих складывается словно мозаика из образов из сибирских сказок, прочитанных в детстве, или из кадров фильмов про Угрюм-реку, про золотодобытчиков и охотников, попадающих в глаз соболю. И, если вдруг появляется даже крошечный шанс оказаться там, лучше его не упускать.

Северобайкальск

В самом сердце Восточной Сибири, в двух регионах, разделенных Байкалом, - Иркутской области и Бурятии, как, впрочем, и дальше, населенные пункты чаще расположены вдоль веток Транссибирской магистрали и БАМа – Байкало-Амурской. Первая протянулась на тысячи километров к югу от Байкала, вторая – по северному краю, более дикому и контрастному.

По дороге к Северобайкальску - «городу, рожденному мечтой» - построенному в Бурятии в 1970-е на берегу Байкала, когда прокладывали БАМ, я вышел из автобуса прогуляться по берегу Байкала и… оказалось, что стою на огромной льдине. Десятки метров льда в длину и почти два в глубину. И это в июле!

Берег Байкала в туманеберег Байкала

Город находится в нескольких десятках километров от крайней, самой северной точки огромного озера, где мне посчастливилось побывать.

Северобайкальск очень напоминает рижский район Плявниеки. В котловине гор, на берегу «славного моря», возвышаются пятиэтажки, работают большие магазины, проложены асфальтированные дороги, а десять километров в сторону - и видно, что волна Всесоюзной комсомольской стройки досюда не докатилась, и мир остался нетронутым.

Село Горемыко, ставшее Байкальским

Каким-то чудом я оказался в старинном селе Байкальское, что примерно в трех десятках километров от Северобайкальска. Ведет к нему дорога, но по ней почти никто не ездит (да и не каждая машина проедет!). Жители Байкальского не часто выбираются в город – не видят в этом необходимости. И из Северобайкальска в село особенно никто не торопится: зачем?

Село Байкальскоесело Байкальское

А вот в советское время в Байкальское даже вертолеты и «кукурузники» летали: там работала большая ферма по выращиванию то ли норок, то ли другого ценного пушного зверька. Но с развалом Союза развалилось и зверохозяйство, полеты прекратились, а зверьки разбежались по лесу.   

В советские же годы неподалеку работали экспедиции ученых, раскрывавших загадки байкальского мыса Лударь: около него в скалах есть пещеры с доисторическими рисунками на камнях.

Мыс Лударьмыс Лударь

Издревле здесь проходила граница двух тунгусских родов – таежных и береговых. Одни тут занимались рыболовством и били зимой на льду нерпу, а другие кочевали с северными оленями.

В XVII веке земли стали обживать казаки под предводительством пятидесятника Василия Горемыко. В честь него здесь назвали и реку, впадавшую в «море-Байкал», кишевшее рыбой, и поселок одноименный основали. Правда, с веками село Горемыко переименовали в Байкальское, а вот речка так и осталась с прежним названием. (ниже на снимке - река Горемыко ночью)

речка Горемыко ночью

С остальными деревушками по берегам бескрайнего озера село особенно-то и связано не было. Тут веками жили своим хозяйством, тайгой и Байкалом. Женщины смотрели за домом, детей воспитывали, занимались заготовками, собирали целебные травы на лугах и в лесу, а мужья и сыновья ходили на промысел (осенью кедровые шишки в тайге били тоннами!), охотились, спорили с байкальскими волнами и ловили омуля, хариуса, осетра…

«Деревня – не город, за загривки не кусают»

В селе, которое с некоторых пор попало в путеводители северобайкальских туристических фирм, я познакомился с охотником и травником Аркадием Машковцевым, который в 1980-е переселился сюда с семьей из Свердловска. Вечером в бане он налил мне пятьдесят граммов настойки на чабреце и, отвечая на вопрос «зачем переселился?», выразился емко:   

«Там, в Свердловске, слишком много людей, бегают, толкают друг друга, кусают за загривки. Здесь в тайге с волками чувствуешь себя лучше. А когда в чаще вдруг встречаешь человека, так он на вес золота – и поговорить с ним приятно, и помолчать хорошо».

Ранним утром луна опускается за горы у села Байкальскоесело Байкальское

Кстати, о золоте. Вокруг села есть и золотоносные реки. Поэтому вопрос «чем заниматься в тайге?» для тех, кто вообще любит хоть чем-то заниматься (хоть в городе, хоть в деревне), не стоит.

И еще я заметил: чем дальше в лес – тем крепче поселения. Рассказы о «спивающейся русской деревне» - это не о диких уголках Сибири. Здесь будешь пить – и одну зиму не проживешь. Тут и не курит почти никто.

Дома – крепкие, а в огородах исключительно аккуратные грядки: буквально за каждым огурцом, картошкой и морковкой приглядывают, ведь климат на севере Сибири не тот, что в центральной полосе России, и земля – не богатый чернозем. Зимой она промерзает на метр, а летом, бывает, только несколько дней дождь смачивает.

Зимой обычный мороз -35-40, а летом жарко - до +40. В резко континентальном климате жить непросто. Поэтому любая жизнь здесь ценна. Между прочим, и люди тут друг другу помогают. Есть и местное выражение: «Помогать надо всем, а плохой – он сам сдохнет».

Но если до Байкальского еще хотя бы дорога есть, то, например, до поселка Коношаново можно добраться только по воде – по реке Лене. Коношаново расположено в Жигаловском районе, в сотне километров от другого ближайшего населенного пункта. Это уже центральная часть Иркутской области. 

Река Лена и ее скалистые склонырека Лена

река Лена

Нравы сибирской деревни

Жителям Латвии (а уж тем паче еще более густонаселенных стран Европы) не просто понять: как это – идешь по реке километров сто, и хорошо, если одна деревушка попадется. Так было во время моего сплава по Лене. По ней мы ходили с бывалым таежником Алексеем Молчановым. Его история как раз для тех, кто спрашивает: как это – переселяться из больших городов в деревню, а не наоборот?

Алексей Молчанов проходит на лодке мели, отталкиваясь шестомМолчанов

Алексей Молчанов родился на противоположном берегу Байкала - в Бурятии, в селе Баргузин. Баргузин – это еще и сокрушительный ветер, который начинает дуть всегда вдруг.

Алексей Леонидович с детства занимался легкой атлетикой. По бегу получил первый разряд, потом претендовал даже на мастера, многими другими видами спорта увлекался, учился в Улан-Удэ, в пединституте на физфаке. После службы в армии в спортроте запросто мог остаться жить не только в Иркутске (столице Восточной Сибири), но и в столице всего СССР – Москве, куда попал «по спортивной линии».

«Когда я в первый раз в Москве оказался, через несколько дней стонать начал, думал: помру! – рассказывал мне Алексей Леонидович, пока мы шли по Лене. – Была возможность там поселиться, но я ее сразу отмел. И в Иркутске можно было начать жизнь, но и там тяжело на душе было – хотя, конечно, в сибирском городе приятней, чем в Москве. И вот я оказался в поселке Жигалово в 1982-м. Мне тогда местные власти даже дом подыскали прямо на берегу Лены. Я вышел к реке, посмотрел на дикий лес на другом берегу и сразу понял: здесь мой дом! Так и живу тут уже тридцать пять лет, одиннадцать из которых работал учителем физкультуры в школе, а уже много лет как вице-мэр района. И супруге моей Оле тут хорошо, она работает учительницей в школе, и дети крепкие выросли: сын Леонид и три дочки - Женя, Оля, Катя».

«Дом образцового порядка»: такие таблички можно встретить на срубах в сибирских деревняхдом образцового порядка

Если кого-то отталкивает в деревне, что «все обо всех знают», то деревенских это совершенно не беспокоит. Серей Леонидович не раз мне говорил, что в сибирских деревнях все решается не так, как в больших городах, и другое отношение к людям. Бывает, с дороги остановишься в деревушке, так тебя и накормят, и место, где переночевать, обязательно найдут, и вопрос о деньгах не возникнет просто по определению.

Поселок Коношаново на берегу Леныдеревня Коношаново

Мы причалили у берега деревеньки Коношаново. Алексей Молчанов заглянул в какой-то домик. Потом оказалось – это был магазин, но без рекламной вывески, которая тут, в тайге, и не нужна вовсе – и так в деревне все знают. Я прогуливался тем временем около домиков, фотографируя «сибирскую экзотику». Вдруг из магазина выбежала женщина и всплеснула руками, восклицая - «Как, гости приехали?! А мы тут и не готовы!» - и пропала в домике напротив.

Прошла минута, и женщина снова появилась на улице, подошла ко мне и протянула большого свежезакопченного ленка (рыба из того же семейства, что и форель), молоко в банке, хлеб: «В дорогу возьмите. Ничего себе – из Латвии! И в Коношаново появились!» Звали эту милую женщину Екатерина Анучина.

Нижнеангарск - деревня на границе Байкала и тайгитаежная деревня

Понтонный мост в поселке ЖигаловоЖигалово

Понятно, это всего лишь эпизод. Но он очень характерный. Потом я бывал еще во многих деревнях Иркутской области – и везде прием был похожий, даже там, где оказывался один – без компании вице-мэра.

Так, в одном поселке эвенкийский охотник, желая оказать гостеприимство, притащил мне в подарок медвежью шкуру: «Бери, в твоей Латвии таких нет…» А ведь он, думаю, даже имя мое тогда не запомнил. Да и общались-то мы минут двадцать всего... 

Домик на окраине ЖигаловоЖигалово

Дауншифтинг по-бурятски

Во время путешествия по северным районам Бурятии занесло меня в поселок Курумкан (ехать почти день от Улан-Удэ) по дорогам, которые расползаются под колесами машины. Поэтому и неудивительно, что в большинство мест Восточной Сибири легче попасть в холодное время года – «по зимнику» - накатанному плотному снежному насту, когда замерзают болота и горные реки…

В поселке Курумкан расположен один из самых больших в Бурятии буддийских дацанов, а прямо за ним несколько лет назад возникло весьма странное на первый взгляд поселение.

Курумканский дацанКурумканский дацан

Курумканский дацан

Я остановился в дацане на несколько дней (его настоятель, ширээтэ лама, охотно согласился принять путешественника), и в первый же вечер решил обойти территорию, осмотреться. За дацаном на огромном поле у подножия неприступного Баргузинского хребта стояло несколько ладных домиков, живописно смотревшихся в долине. Хожу, фотографирую, и при этом все время чувствую, что за мной наблюдают. Ну, думаю, и пусть: что в этом такого? Все же отличаюсь я внешне от жителя бурятской деревни.

Подхожу к одному домику, оттуда навстречу выходит мужчина: совсем не бурят, а, скорее, на эстонца похож. И я почти не ошибся. Мужчина представился Андреем из Питера, а родом - из Ленинградской области, с берегов Ладожского озера.

«В другом доме живет мужчина из Москвы. А вон в том, в четвертом доме от высокого кедра – семья переселилась из какого-то польского города. Завтра, кажется, должен еще один парень из Москвы приехать», - перечислял Андрей.

Я уже было испугался, что попал в поселение какой-то секты «на основе буддизма». Но это поселение дауншифтеров – людей, бежавших из городов, - кто на несколько недель, а кто и на год.

Таких людей не только в России, но и в Европе все больше: устают люди от цивилизации, от крысиных бегов – заработал-съел-заработал-потратил, начинают «в себе разбираться» - и уезжают в дикие места. Не все решаются жить вообще одиночкой, например, в тайге или степи, и навсегда переселяться из города сходу опасаются, поэтому и выбирают такие места, как, например, на окраине Курумкана.

Домики бурятских дауншифтеровДомики бурятских дауншифтеров

Несколько лет назад самые разные люди приезжали в дацан – пожить, о душе подумать: с нею ведь внутренний разговор по одним нотам происходит - что в христианских монастырях, что в буддийских.

Но ламы решили: правильнее для таких людей за территорией дацана домики построить. Буддийские монахи эти домики строили за свои средства и своими силами, ни к кому за помощью не обращались. И потом с постояльцев деньги никогда не брали: хотите – живите, с собой разбирайтесь, а сами изменитесь – и мир вокруг поменяется, наверное, в лучшую сторону...

Место это дауншифтеров устраивало: куда уж дальше в Сибирь! В Курумкан общественный транспорт ходит из Улан-Уде пару раз в неделю. А вот легковушки почти не ездят (некоторые разваливаются по пути – по сибирским-то дорогам через тайгу и степь поди проедь…

Местного населения мало. А те жители, которые все же есть в Курумкане, смотрят на дауншифтеров философски и с юмором: с ума сошли, из городов и сюда, в глушь!

С дауншифтерами местные, как правило, приятельских отношений не заводят, а «переселенцы» и подавно не стремятся к общению с другими – про себя с душой пытаются диалог наладить.

«Я уже второй месяц тут живу, - рассказал мне другой дауншифтер, москвич Николай, к которому заглянул в гости (застал его врасплох, и тот довольно долго подбирал слова, чтобы начать говорить: «Отвык немного»). – Хочу тут до следующего лета прожить. Семья в Москве поняла. Я уже не первый год не мог найти себе место, слишком волновался, нервничал. Не из-за работы я волновался! Та деньги приносила хорошие: я работал руководителем в одном банке. Но внутри все разрывалось: что я тут делаю, мне что – всю жизнь в офисе торчать?

Жена это видела. И поэтому, когда решил уехать в Сибирь дикарем, не стала мешать. Хотя и недовольна была, конечно. Но деньги-то я хорошие семье оставил – и дом на жену переписал. А о Курумкане от знакомых буддистов в Москве узнал. Когда переселялся сюда, взял минимум продуктов, чтобы пожить аскетично. А через год, кто его знает, каким буду. Тогда и решу, что делать дальше: главное, чтобы покой в душе наступил», - так рассуждал мой новый знакомый.

Это место, о котором дауншифтеры узнают по сарафанному радио, не случайно так притягивает. Буддисты и сибирские шаманы издревле его считали особым - местом Силы. Некоторые пики Баргузинского хребта и буддисты, и шаманы почитают как священные, говорят, что жизнь в этом краю очищает души людей.

Мне лично в это охотно верится. Описать, какие чувства владели мной там, сложно. Но, на самом деле, хватило даже пары дней, чтобы ощутить и просветление в душе, и энергией подзарядиться для дальнейшего путешествия…

Рассвет в поселке Баргузинрассвет в поселке Баргузин

Сибирские очерки Игоря Мейдена на этом не кончаются. В ближайшее время на сайте Infotop – рассказ об Иркутске и Чите, о крае, куда ссылали декабристов и где родился… Штирлиц.

1 Комментарии


  1. cheldon
    2016-11-20

    п.г.т. КОКУЙ, СРЕТЕНСКОГО р-на, ЧИТИНСКОЙ обл. from RioRita932 on Vimeo. it was an iframe!!!

Ваш комментарий к статье: