• Uni-shop.lv
    • Babydream
    • Mūsu trauki
    • Judo club
    • VIPAutoskola
    • Mājas lapu izstrāde, mājas lapu izveide
    • Gelios
Наталья Баграмян в своем рабочем кабинете.Наталья Баграмян в своем рабочем кабинете. Фото: Карен Маркарян

В Латвии не хватает идеалистов, зато полно тех, кто стравливает русских и латышей - Наталья Баграмян

Сегодня на Первом Лесном кладбище в Риге простились не просто с директором рижской поликлиники Via Una Натальей Баграмян, но с Врачом и Человеком с большой буквы. Наталья, как и ее двоюродный дед, – Маршал Советского Союза Иван Баграмян – не приноравливалась в жизни, не искала обходных путей, а действовала по совести.

- Проблема в том, что целая когорта людей в Латвии сделала себе профессиональную карьеру в несуществующей официально профессии – защитника национальных интересов, - вынесла свой вердикт, похожий на диагноз, Наталья Баграмян в интервью Infotop еще три года назад. - Уже второе поколение в Сейм приходит, которое видит смысл жизни в том, чтобы стравливать две общины. Казалось бы, молодые люди, выросшие уже в независимой Латвии, должны быть свободны от стереотипов прошлого, но нет, они их вполне себе переняли и продолжают нести дальше по жизни. Просто ничего другого они делать не умеют, не научились и не хотят.

Мне странно слышать, когда вновь начинают поднимать вопрос о языке. Да знают уже русские школьники латышский, учат его в школах, свободно говорят на нем и поступают в вузы…

Чтобы разбираться в происходящем,  надо знать историю, читать, обсуждать. Сейчас же все поверхностно, на уровне тестов, угадаек. Так что всё так или иначе упирается в образование. Образование школьное и то, которое человек получает дома. А дома дети сейчас, как правило, ничего не получают, потому что пришло поколение родителей, у которых самих в голове все нечетко разложено, которые сами мало что читали и мало что знают, переполнены эмоциями и озабочены проблемами выживания.

И что с этим делать? Никто не знает. Не представляю, как в сегодняшней ситуации можно все вернуть в нормальное русло. Я вообще не понимаю, как можно умудриться не суметь привести все в порядок в этой маленькой стране: компактной, с хорошей инфраструктурой при всем при том.

Значит, нет желания. Как не было желания серьезно заниматься любой отраслью, тем же здравоохранением – то есть охраной здоровья. У нас ведь теперь не клиники, а «поставщики медицинских услуг». То есть врачи не лечат, а поставляют услуги… Вот в этой чехарде размывается масса хорошего.

А под свободой слова сейчас отлично маскируются и экстремизм, и распущенность, и откровенная безнравственность. Очень многое зависит от атмосферы, в которой растешь и живешь. Поэтому, прежде, чем пытаться совершенствовать мир, надо самому жить порядочно, как считаешь правильным, общаться с людьми близкими тебе по духу. Их много на самом деле, просто сейчас немного разбежались, кто куда. Возможностей сейчас больше, чем раньше? Больше. Но реализоваться не у всех получается.

Сейчас немодно быть идеалистом – такой синоним дурачка, неудачника. Сейчас модно быть прагматиком, в какой-то степени даже циником. Но идеалистов нам всем и не хватает. 

Ведь что человеку надо? Чтобы жить было удобно, комфортно.  Вот в нашей поликлинике, можно сказать, многонациональная семья, и никаких проблем нет. Всех объединяет общее дело. И хорошо, что так.

Но и трагедия с магазином «Максима» (из-за обрушения супермаркета «Maxima» 21 ноября 2013 года погибли 54 человека - К.М.) тоже показала, что люди помогали друг другу, независимо от национальности. Для чего же опять муссировать национальный вопрос, кому это надо и зачем? А затем, что общество необходимо держать в напряжении, создавать видимость угрозы национальным интересам, чтобы зарабатывать на этом. Иначе, если в Латвии будет совсем спокойно, то сколько тысяч чиновников и политиков останутся не у дел? Вот они и продолжают мешать нам достойно и спокойно жить. Абсолютно всем, причем.

Я более 20 лет на государство не рассчитываю. У нас, в Via Una, все прозрачно – только частные деньги из страховых компаний. Никаких государственных денег здесь нет. Что мы заработали, на то и живем, и развиваемся. А заработать можем, если только оказываем качественную медицинскую помощь, используя современную аппаратуру и технологии.

Но не все измеряется новой техникой. Современной медицине зачастую, кроме денег, не хватает Духовности. Все так или иначе попали под молот коммерциализации. Сколько прекрасных династийных врачей, в том числе.

Для медицины потеря духовности – трагедия. Когда корпоративный дух уходит. Вот, например, мы говорим: клиника Паула Страдыня.  Это же не просто географическое место, а традиция. Сестринская, врачебная, профессуры. Отношения между врачами, желание передать опыт молодым, научить, поддержать… И остатки, крохи этого нельзя упускать. Не только в медицине, но и в любой другой сфере, да и просто по жизни, - была абсолютно уверена Наталья.

Дорогой мой Человек Наталья

Внучатая племянница Маршала Баграмяна (командовавшего, в частности, 1-м Прибалтийским фронтом и освобождавшим Латвию от немецко-фашистских захватчиков) выбрала профессию медика вполне сознательно. Хотя сначала хотела быть журналистом, как мама. Но маме всю жизнь было не до написания заметок. Она воспитывала четверых детей. А в 10-м классе Наталье попалась повесть бывшего рижанина Юрия Германа «Дорогой мой человек», прочитав которую она поняла, что хочет стать врачом и только хирургом, как главный герой повести. Потом по этой повести Иосиф Хейфиц снял замечательный одноименный фильм с Алексеем Баталовым в главной роли…

Словом, решение Наталья приняла бесповоротное. И после Рижского медицинского института так же бесповоротно решила ехать в район вместо ординатуры, научной работы или места в столичной клинике, что предлагали на выбор…

В район Наталья отправилась самый отдаленный в Латвии – Прейльский. Десять лет работала хирургом, в последние годы уже не так активно, потому что поняла, что хочет организовать медицинское учреждение в таком виде, в каком его себе представляет. Не старую деревянную поликлинику с продымленной печью, а современное медицинское учреждение. Тем более, что предложили стать главврачом района с перспективой строительства новой поликлиники.

Но потом, когда Наталья вступила в партию (а главврач был обязан быть членом КПСС), о проекте новой поликлиники решили забыть и забить на это дело. Однако не тут-то было. Не на ту, как говорится, напали. Наталья рванула в Ригу, к министру здравоохранения Канепу. И устроила ему серьезный разговор. Спустя час она уже ехала в Прейли с «добром» на строительство. А потом построила еще одну новую клинику в районе.

- Я очень внимательно читала все съездовские документы, подчеркивала то, на что могла бы опереться в разговорах с партийными руководителями, - с улыбкой поделилась прошлыми секретами Наталья. -  И на всяких партийных конференциях, цитируя слова Брежнева, выбивала из властей все, что нужно было для поликлиник. Партейцы пытались было возражать, но я им: это же – решение и линия партии!..

Все это оставалось в прошлом. А в настоящем у Баграмян был ежедневный труд, который не оканчивался с концом рабочего дня. Это в ресторане, как шутила Наталья, официант обслужил клиента и все – может его забыть. А хороший врач обязан помнить о своем пациенте и после приема.

С такими принципами Наталья Ильинична и жила, и другим их старалась привить. Поэтому в ее поликлинике ощущался особый, неповторимый дух. Аквариумы, горшки с зеленью – этот антураж есть сейчас почти в каждой рижской поликлинике. Но вот знаменитостей из Москвы в них вряд ли встретишь. А к специалистам Натальи Ильиничны шли и артисты, и политики, и дипломаты. Она никого не называет по именам. Просто мне самому приходилось видеть в стенах Via Una (бывшей Бассейновой поликлиники) известных людей.

В последние годы с Натальей, увы, мы виделись редко. В моем представлении она, как хирург из фильмов о войне, - всегда на передовой, всегда невозмутима. Но это не значит, что не ранима. Просто люди ждут помощи. И она никогда не забывала об этом, поэтому и расслабляться себе не позволяла. А о войне - конечно, Великой Отечественной - говорила так:

- Есть непреложные истины для целого поколения. Мы не будем спорить, обсуждать какие-то новомодные теории о войне, но 9 мая выйдем к памятникам, к вечным огням, на братские кладбища, чтобы почтить память павших. Тех, кто ценой своей жизни принесли Победу.

Карен Маркарян, текст и фото.

В кабинете Натальи Баграмян на стене за ней видны иконы Девы Марии, а по правую руку – фотография Маршала Баграмяна. С него она брала пример и старалась не уронить честь славной фамилии. Наталья несла её достойно. Светлая память!

Ваш комментарий к статье: